March 27th, 2015

Scott

«Часу Земли» посвящается. Джордж Карлин.

Вы знаете этих людей, их полно у нас в стране. Сутками, сутками напролет они беспокоятся обо всем. Их волнует воздух, их волнует вода, их волнует почва. Их волнуют пестициды, инсектициды, пищевые добавки, канцерогены. Их волнует радон, асбест. Их волнуют вымирающие виды. Давайте я вам расскажу о вымирающих видах. Спасение вымирающих видов — это еще одна попытка самодовольных людишек управлять природой.
Самодовольное вмешательство — именно в этом и вся проблема. Разве не понятно? Это же вмешательство в природу. 90%, нет, больше 90% видов, когда-либо живших на нашей планете, вымерли. Их нет. Не мы же их всех убили? Они просто исчезли. Так уж случается в природе. 25 видов исчезают каждый день, что бы мы ни делали. Как бы мы ни вели себя, завтра не будет 25 видов. Ну и пусть уйдут достойно. Оставьте природу в покое! Разве мы уже мало натворили?
Мы все из себя такие важные. Такие важные. Каждому не терпится что-нибудь да спасать. «Спасите китов, спасите котов; спасите карпов, спасите гепардов!» И самое невыносимое: «Спасите планету!»
Что?! Вы, что, блять, смеетесь? «Спасите планету?» Мы еще не научились о себе заботиться, не научились помогать друг другу, но мы, блять, собираемся спасти планету!
Меня это заебало. Меня заебал «день Земли», меня заебали все эти самодовольные гринписовцы. Мне надоели все эти белые либеральные буржуи, которым лишь подавай велосипедные дорожки, которым лишь нужно, чтобы все вокруг было чистенько и приятненько для своих «Вольво».
И меня бесят, реально бесят все эти рок-звезды и голливудские звезды, которым нужно оправдаться за то, что они швыркали кокаин, и поэтому они сейчас спасают лес где-нибудь.
Кроме того… гринписовцам насрать на планету, им наплевать на планету. Все, что их интересует — чистенькое место, где они смогут жить, чистый ареал обитания. Они беспокоятся, что им когда-нибудь будет лично неприятно. Меня все это не особо впечатляет, ой, они лично волнуются за себя — не впечатляет.
Кроме того, ничего такого плохого с планетой не происходит. Планета в порядке. Это людям пиздец! Людям пиздец! По сравнению с людьми, у планеты все хорошо. Планета уже существует 4,5 миллиарда лет. Четыре с половиной миллиарда!
А мы здесь сколько прожили? 100 тысяч лет? Возможно. 200 тысяч лет? Может быть. А тяжелой промышленностью мы занимаемся немногим более двухсот лет. 200 против 4,5 миллиардов! И мы имеем наглость думать, что мы как-то угрожаем этому прекрасному иссиня-зеленому шарику, вращающемуся вокруг Солнца?
Планета испытала вещи похуже нас. Она пережила землетрясения, вулканы, перемещения тектонических плит, движение материков, солнечные вспышки, пятна на Солнце, магнитные бури, инверсии магнитного поля, падения астероидов, комет и метеоров, продолжавшихся сотни тысяч лет, пыльные бури, всевозможные эрозии, излучение из космоса, всемирные пожары, всемирные потопы, множество ледниковых периодов: а мы-то думаем, что жестяные банки или целлофановые пакеты что-то поменяют?!
Планета никуда не денется. А вот мы — да. Мы уходим. Народ, пакуйте свое барахло. Нас не станет. И от нас немного следов останется, слава Богу. Может быть, немного пенопласта. Планета будет жить, когда уже нас давным-давно не будет. Еще одна неудавшаяся мутация. Еще один эволюционный тупик. Планета стряхнет нас как надоевших блох, как заразу на своей коже.
Хотите знать, как у планеты дела? Спросите людей из города Помпеи, застывших намертво в пепле вулкана: «Как дела у планеты?» Или спросите мексиканцев или армян (выступление было после Спитакского землетрясения — А. Б.) или других, похороненных заживо после под обломками землетрясения: «Вот на этой неделе вы сильно угрожаете планете, а?» А как насчет людей из городка Килауеа на Гавайских островах, построивших дома рядом с действующим вулканом, а потом удивляющихся: «А с чего бы это вдруг лава оказалась у меня в гостиной?»
Планета останется здесь еще долго, долго, долго, после того, как нас не станет. Она оздоровится, она очистится, потому что именно это она и делает: это самокорректирующаяся система. Воздух и вода восстановятся, почва обновится.
Ну, разумеется, пластмасса не разлагается. Ну, так Земля просто включит пластмассу в новую парадигму: «Земля и пластмасса». Планета не разделяет наши предрассудки о пластмассе. Пластмасса вышла из Земли. Возможно, Земля видит пластмассу как свое дитя. Возможно, это единственный повод, почему мы зародились. Земле нужна была пластмасса, но она ее не могла сама сделать — ей нужны были мы.
Возможно, это и есть ответ на древнейший философский вопрос: «Зачем мы существуем?»
Пластмасса, мудаки!